Знаменитости о Екатеринбурге, или Город стеклянных стаканов

Наверное, это где-то уже было, но я увидела впервые и хотела бы поделиться. Написал Андрей Бильжо, по призванию художник-карикатурист, а по профессии — врач-психиатр. Диагноз для Екатеринбурга.

«Екатеринбург превращается в город высотных цилиндрических стеклянных стаканов. Екатеринбург, названный так в честь императрицы Екатерины I, остается столицей области, которая по-прежнему именуется Свердловской. А сам Яков Михайлович имел прямое отношение к расстрелу царской семьи в Ипатьевском доме. Такой получается странный коктейль.

(…) Где-то два года назад шел я в спортивном зале, который гламурно все называют фитнес-клубом, по беговой дорожке. Борясь с монотонией, я смотрел один из телевизионных каналов с наушниками в ушах. Шел репортаж из Екатеринбурга о том, как неравнодушная общественность города защищала от сноса один маленький домик. Но ночью, когда неравнодушная общественность спала, равнодушные деятели глаз не сомкнули и домик снесли. А мне как коренному москвичу все это очень близко, ведь мой город тоже уже практически снесли. Смотрю я на экран, а там журналистка берет интервью у одного дядьки в пиджаке. И этот дядька говорит: «Это ж сарай был, чего его жалеть? Как эти люди не могут понять, что высота здания — это показатель экономической мощи города».

(…) Я вышел из аэропорта «Кольцово» — очень современного и европейского, если не считать толпу мужчин со счетчиками в глазах, которые предлагают услуги такси — и прошел к официальной стойке. Гостиница «Чеховъ», где я поселился на две ночи, один полный день и по полдня по краям, находится в самом центре Екатеринбурга, на улице 8 Марта. Снова странная смесь — Чехов Антон Павлович и международный женский праздник. Первое, что мне бросилось в глаза, это что в городе много трамваев. Трамваи — какой-то очень верный транспорт. От слова «верность». Города меняются, перестраиваются, а трамвайные рельсы если остаются, то остаются там же, где были. Они, как две прочные стальные нити, тянутся из прошлого в будущее.

На том же проспекте памятник Свердлову. Надо сказать без иронии — очень хороший. Живой и экспрессивный. Мимо Свердлова один за другим проходят трамваи, и если перейти на противоположную сторону от него и присесть, то получится, что Яков Михайлович пританцовывает на крыше вагона, ловя равновесие, чтобы не упасть.

С Вознесенской горки открывается очень красивый вид на Екатеринбург. И легко увидеть, как из горизонтального города поднимаются высотные стеклянные цилиндрические здания. Стаканы, стаканы, стаканы. Меня эти стаканы вначале как-то раздражали. А потом я подумал, что, возможно, когда-нибудь именно эти стеклянные цилиндрические дома станут символом Екатеринбурга.

Екатеринбургский жиркомбинат. Отсюда текут по России густые майонезные реки. Нашей «белой нефти», способной перебить вкус даже гуталина. Пора, пора ставить в Екатеринбурге памятник майонезу. Памятник клавиатуре есть, человеку-невидимке есть, рок-музыкантам есть, есть даже памятник телегерою Гене Букину. А майонезу — нет. А ведь, говорят, здесь даже японские суши подают с майонезом».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ