Как изменилась наша жизнь после выхода книг о Варваре

После выхода книг о Варваре, наша с ней жизнь изменилась.

И в основном в лучшую сторону.

Нам стали приходить письма, приглашения в гости, посылки с гостинцами.

Мне предложили вести колонки и блоги, на какие-то предложения я отвечала согласием, какие-то отклоняла. Например, выбрала сайт, который предложил платить за публикацию 7 тысяч рублей в месяц. Деньги невеликие, но, честно сказать, в материальном плане мы по-прежнему жили очень сдержанно. Издательство заключило со мной предварительный договор на написание книги под условным названием «Мужчины во времени и пространстве», жанр — сказка. «Мужчины» тут же переделались мною в «Тайную жизнь инженера Кузякина», а сказки — в мемуаристые смешки про то, как я хотела выйти замуж в разные страны. Это, конечно, была никакая не литература, просто — короткие лонгриды, заметки, записки, реплики… Письмо как оно есть.

Но про мужчин писалось плохо. Я грызла карандаш и писала блог про Варвару. Просто — про то, «как поели, как покакали». Без сказок. Чистейшую правду!

Сильнее всех прониклись нашим с Варварой бедственным положением мои родители. Они прочитали, как рассказывала где-то в шутку, где-то всерьез про сидение на хлебе-воде, затягивание поясов, про корм на последние деньги и так далее. Родители знают, что рассказываю примерно половину всего, что происходит, а на самом деле все еще хуже. И мы сидим не на воде и хлебе, а просто на воде — по колено в слезах. Родители стали помогать еще больше: и деньгами, и солеными помидорами.

Были в нашей славе и трагикомические моменты. Например, меня всерьез спрашивали – а умеет ли Варвара бегать? Или, допустим, лаять. Потому что втиснула ее в рамки этакого иронично-наивно-флегматичного человечка – бесконечно доброго, но с аморфным темпераментом. «Как это «побежала»? – переспрашивали меня. – А разве она умеет бегать?..»

Но особое место среди знаков внимания – даже не связанных с книжицами – для меня занимает одна бандероль. Она пришла из Великого Новгорода к моему дню рождения. От Татьяны (фамилию не указываю).

Рисунок. Простой. Карандашом. На нем Варвара — такая, какой знаю ее только я. Трогательно-милая, в которой сочетаются нежность и живость, тепло и беззащитность, стеснительность и любопытство. Варвара – не принцесса, не красотка, не мусик.

27Она – «снегирюшка»: чуть нахохлившаяся, чуть испуганная, взгляд исподлобья. Не хищная, не легкомысленная, не буффонадная, не модная.

Она – та душа, которая рядом. Вот он, этот рисунок.

Линии. Легкие. Без нажима даже там, где тень. От светлого к темному ПОСТЕПЕННО.

Я люблю этот рисунок. Он висит у нас на стене в простой деревянной рамке, какие продают в фотосалонах. Чем скромнее оправа, тем ярче бриллиант.

А теперь у нас два рисунка. Второй — от Ирины (фамилию не указываю).

2e2c676d2f2e042bb7d7f13b6f01f4c5804806132875951

И кажется, что мы с Варварой живые.

СПАСИБО!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

1 COMMENT