Коля пел, Борис молчал, Галка тексты сочинял…

Как писал Брэдбери, «иные дни хорошо пробовать на вкус, а иные — на ощупь. А бывают и такие, когда есть все сразу. Вот, например, сегодня…»

Перифразируя: в иные вечера после прогулки, накормив собаку, хорошо завалиться с книжкой под меховое покрывало и читать про мозаичные мостовые, в иные – с собакой поиграть, потормошить мохнатую, потянуть канатики и подуть «мартышке» в нос.

В иные – находит хозяйство: подмести пол, а то и помыть его (подумаешь, час ночи!), прибрать высунувшие за день свой нос из шкафов вещи, все расставить по местам и непременно себя похвалить за порядок.

Бывает, что, заварив чая, хочется просто посидеть в Интернете, в кресле с ноутбуком, под мягким светом настольной лампы, посмотреть почту и комментарии в блоге.

Прислушиваешься к себе, дитя природы, чего там сегодня просит душа – и делаешь. Или не делаешь, потому что душа «хоть и обязана трудиться», но иногда трудовые душевные работы можно и отложить до завтра.

А бывают такие вечера, когда хочется мыть пол, мести ковер веником, тормошить собаку, петь ей песни и чесать живот, срочно вязать шапку!, запивая чаем и компотом, читать книгу и думать о ста тысячах приятных вещах одновременно.

А надо открывать Word и рассказывать пальцами очередную историю читателям газеты про акции Сбербанка. Вот точно — вечер «национального ититства». Потому что с утра текст должен быть. И сразу хочется спа-ать… Спа-ать, спа-ать…

Если бы текст писать было не надо, то колбасилась бы до 3-4 утра. И ни в одном глазу. Но… бывают вечера, которые и не хочешь, но надо пробовать на ощупь. В буквах «о» и «а» на клавиатуре — выступающие над поверхностью «соринки». Для тех, кто по клавиатуре шарашит уже вслепую.

Меня иногда достает быть журналистом. Надо не только писать, но и постоянно что-то придумывать, выдумывать, быть не только швеей, но и модельером. Мне бы кто придумал!

клиенты-заказчики-дизайнер-олени-865554Как хорошо, думаю я, ничего не делать, а только проводить время со своей собакой. Период обожания у нас: собаке разрешается многое, потому что она ЛЮБИМАЯ, и с новой силой вспыхнула у нас семейная нежность. Целую-обнимаю свою собаку, — ЛЮБИМУЮ, ЛЮБИМУЮ, ЛЮБИМУЮ! Она, странное дело, вовсе не разбаловалась (как я опасалась), а стала еще более …пластичнее, что ли… Как моя вторая кожа. Наверное, это называется «контакт».

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс