«Ты в сновиденьях мне являлся»

Порой мне кажется, что когда-нибудь Варвара научится говорить, только чтобы однажды спросить меня…

Нет, она спросит не «Кто ты, добрая женщина?», а «Что вы тут делаете, а? В моем доме!..»

С лежанием на кровати в мое отсутствие мы разобрались — путем взгромождения на кровать разных баррикад, заменяющих знак «Въезд запрещен».

Теперь Варвара спит в ванне. Не в самой, конечно, ванне, а в ванной комнате, на коврике. Лапы поджимает и помещается во весь размер этой самой «комнаты». Чем так привлекает собаку это место, сказать затрудняюсь, разве что — относительной замкнутостью пространства, относительным теплом и покоем.

Когда прихожу с работы, сонный ребенок выползает из дверей ванной, зевает, отряхивается и потягивается, — встречает.

— Привет, лохматая, — говорю, — как жизнь?

— Нормально, — зевает Варвара.

— Чем занималась? — спрашиваю, глядя на заспанную морду.

— Чем?.. Да всем понемножку, — уходя от прямого ответа, отвечает Варвара. — Сама ж понимаешь, дома дела не переводятся. Иной раз и присесть некогда.

— Ну ладно, давай тогда отдыхать, — предлагаю я, снимая ботинки.

— Давай, — соглашается Варвара.

И снова уходит спать. На это раз — на свой матрас.

Потом мы гуляем, потом кормим Варвару, потом я иду в ванну с книгой, а Варвара снова ложится на коврик у ванной. И спит так, как будто год не спала. С душой, похрапывая. Иногда просыпается, поднимает голову — «А что это вы тут делаете, а?». Надо перегнуться через бортик ванной, легонько похлопать ее по теплому боку и сказать пароль: «Спи, маленькая, все хорошо» — и собака снова засыпает.

Меня так часто не бывает дома, а она так много спит, что иногда всерьез думаю, что Варвара считает меня кем-то вроде приходяще-уходящего дежурного по Ее квартире. А то и вовсе неким бледным призраком из ее снов. И этот призрак ведет себя нагловато, надо признать. Спит на Варюхиной постели, заходит в ванну, как к себе домой, топчет ковры, специально на зиму утепленные шерстью….

Кальдерон со своим знаменитым «Жизнь есть сон» поторопился века этак на четыре

На самом деле, он говорил о Варваре.

О маленькой сонной слонюшке из снежного осеннего Екатеринбурга.

с1

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс