Тяжело быть усыновителем

Теперь понимаю, как тяжело быть усыновителем детей в нашей стране. И детей, и котов.

Молодая докторша учинила настоящий допрос с пристрастием и, честно говоря, здорово испытывала мое терпение, заполняя Колянову карточку на пяти страницах. Даже не понимаю, почему я стойко отвечала на все вопросы, лишь изредка позволяя себе неуместный сарказм.

— Чем кормите?

— Кормом.

— Каким? Сколько? Как часто? Сколько в граммах? Где покупаете? А кроме корма? А если честно?

— А если честно, то кормом и чем попало.

— Плохо. Кот играет? Где спит? С кем спит? Сколько раз? Есть ли у него уголок школьника и краски для рисования?

— Краски есть.

— Спокойный? Игривый? Сколько раз? Почему? Зачем? С кем? Где взяли? Почему взяли? Смотреть в глаза, отвечать быстро!

Еще и денег содрали!

Уважаемый товарищ Владимир Владимирович! Сделайте, пожалуйста, пакет социальных льгот усыновителям! И дайте жилье. И служебную машину. Я прошла проверку, мне разрешили расписаться в Коляновом международном паспорте!

20160223_132640«Николай. Кошка» спокойно полеживает на зимнем солнышке за шторкой, жмурит зеленые глаза и зевает. Теперь он человек с паспортом и официальной прислугой, расписавшейся в его документе.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс