Чакра Кентавра

Колян продолжает с честью нести знамя «хорошей девочки», то есть мальчика, то есть кота, который не напрягает.

На ночь глядя Колян обнаружил, что у него есть игрушки. Две новые войлочные маленькие мышки, сиротливо валяющиеся второй день на ковре, на которых периодически наступаю и говорю традиционное русское «Ой!» — вместо «извините».

Мышки — серая и белая, как козлики у бабушки — так потрясли воображение Коляна, что кошачий футбол был у нас до самого момента отхода ко сну. Колян культурно самоорганизовался, играл сам с собой с огоньком и вдохновением: сам себе кидал мышь, сам за ней гнался, сам ее носил в зубах и сам от себя прятал. Хорошая девочка!

Перед отлетом на марс, читай — засыпанием, мышей у Коляна забрала, заявив голосом строгой, но любящей матери, что «мышки пошли спать». Спать мышки пошли ко мне под подушку. Вероятно, именно этим объясняется факт глубокого, ровного, качественного моего сна — от звонка до звонка — без ночных хождений и разговоров с призраками.

Колян отбыл на свой этаж — под кровать. По своему выбору.

Ночью кота было не слышно, не видно. Набесился и дрых.

Утром я встала, спустила ноги с кровати, за ногу со мной поздоровалась мягкая пушистая лапка. Нежно. В клинике, а потом подруга подрезали коту коготки. То есть они есть, но не царапаются и не впиваются. Я заценила ход.

Дальше Колян проверил свою миску, поклевал зернышки и снова умчался — играть со своими драгоценными мышами. Все, человек занят!

— Давай, Колясик, — сказала ему на прощание. — Я пошла работать, а ты дома. Охраняй территорию, чтобы ни одна мышь не проскочила.

Колян как раз нес в зубах мышь — из коридора в комнату. Мышь боялась щекотки, дрыгалась и хохотала.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс