Это я, почтальон Печкин

Лаять на подъездные шумы, стук копыт соседей и хлопающие двери Варвара в свое время отучилась довольно быстро.

Я даже подозреваю, что она это умела — не обращать внимания на задверные и заоконные звуки, но на новом месте и с новым хозяином (мной), проявляла прогиб, пока он не был засчитан. Охраняла хозяйское добро, отрабатывала жидкую баланду, несла службу. Потом расслабилась и забила на колхозное зерно. Нехай прут.

Итого: в мирное время собака ведет себя тихо и своим брехом неудобств окружающим не доставляет.

Однако и поныне, всякий раз, когда прихожу поздно и брякаю в замке ключом, Варвара вспоминает, что она сторожевая собака, оставлена за главную, и начинает подбухивать на дверь. Лучше бы взяла пустое ведро и била в него молотком.

Я ей говорю (с той стороны двери, как Израиль Иордану — через реку): Тихо! Это я!

А она: Аввв! Аввввв!

Я ей говорю: Варвара! Голову включи! Это я, мать твоя!

А она: Авввввв! Аввввв!

Тогда я издаю междометие «Та-ак…», и собака включает хоть и не голову, но кнопку «mute» — без звука.

Не, ну нормальная вообще? Как будто какой-то дурак к нам попрется в полпервого ночи, причем без меня.

Она знает прекрасно, что это я. Знает, знает! Просто выслуживается таким образом. Поцелуи мои отрабатывает.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс