И что б мы без вас делали!

Он – спите спокойно — меня не любит. Он мною пользуется. Рассказывает – по кругу — сводки про свое здоровье, большие планы на будущее и свою бурную молодость в прошлом. И если надо отвезти на машине, отговаривается старостью и занятостью. Но с ним иногда весело и почти всегда безопасно. Хоть ночью к помойке пойти, хоть днем – за хлебом.

Я им пользуюсь тоже. Жалуюсь, что Варвара не дает ставить уколы «в бедро». Убегает в дальний конец комнаты, смотрит, как истерзанная обезьянка, и «бедро» подворачивает недоставаемо.

— Пфе! – презрительно говорит он.- Тож-мне-проблема! Да-я-мастер-спорта-по-уколам! Завтра-приду-вколю-вам-обеим! Меня-собаки-знаешь-как-любят!

И посмотрел со значением.

Сказано-сделано.

Пришел. Тоном фронтового врача, согнув в локтях сохнущие после мытья руки: «Шприц! Зажим! Свет!»

Варвара – в образе все той же обезьянки, убежавшей от шарманщика – сидит в дальнем конце комнаты и жмет попу. К полу. В лапе – плакатик: «ДОСВИДАНЬЕ!!!»

Дружбан наш и так, и этак. «Давай, Варечка, где твоя ножка?.. Где наша ножка, а?.. Ой какая ножка… Где твоя нога, собака?!»

Нету ноги.

Думал все так просто, что ли?

Мыкался, пыкался, тыкался, половину шприца на шторы вылил, остальное на пол. «Еще набери!» Набрала, что ж не набрать.

— Слушай, — говорит, — а зачем в бедро? Давай в холку поставим? В холку – это ведь тоже самое, что в ногу, только ближе. Все равно ж в кровь.

И поставил в холку. Хотя это разные уколы. И в холку сама могу.

Ходит гордый, светится – хоть очки черные надевай, шоб не ослепнуть от такого сияния. Я ж говорил! Я ж умею! Эх, девчонки, будет лето – поедем на дачу!

И потом еще неделю спрашивал, как там Варвара и сильно ль ей слегчало после ЕГО укола. И когда слышал, что слегчало, сиял снова.

Хорошо, что щенков мы в свое время не позвали его вынимать.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс