Итальянцу понравилась солянка, а сухари он не понял. Продолжение

Первая часть здесь, вторая часть здесь.

Через несколько дней жизнь Любочки как принимающей стороны стала входить в привычное русло. Родственники, кроме итальянца и его невесты (племянницы Любы), укатили, так что в квартире снова простор. Чем кормить гостей на ужин, она пока не знает, возможно, купит в восточной кухне плов. А если уговорит, то итальянец приготовит фирменную пасту (макароны он привез в подарок) с травами, оливковым маслом и соусом.

Итальянец, в принципе, не голодает. Они гуляют по городу, заходят в кафешки и ресторанчики, пьют кофе, обедают. Поэтому накормить гостя — не вопрос первой необходимости, а скорее русский национальный спорт. Накормить от пуза, чтоб дышать не мог, и чем-то таким, нашим. Чего они там, в своей Италии, не поедят.

…Больше всего из русской кухни, по наблюдению Любочки, ему понравилась солянка. Сначала она показалась ему блюдом странным: суп, густой, с мясом, с колбасой, с солеными огурцами, пахнущий лимончиком… А потом распробовал и понравилось. «Брависсимо, синьорина!»

Понравились рыжики соленые домашние («Ты попробуй, попробуй! У вас-то нет такого!») да под водочку. С водочкой итальянец подружил умеренно: три стопочки за обед — и все, стопку отставил.

Блины — с начинкой и без — огромную горку которых бабушка перед отъездом пекла три часа на двух сковородках, оценил тоже.

Очень понравилась обыкновенная сметана. Сказал, что такого у них нет, а вот зря — необычайно вкуснятская вещь.

Салаты наши — когда все режется мелко-мелко, сваливается в одну тарелку и заливается от души майонезом — не понял. Точнее, не понял смысла таких трудозатрат. Казалось бы: берешь помидорину — шмяк, шмяк ее крупными дольками на лист салата, сверху маслом полил, вот тебе и салат. А делать какую-то мешанину из всего на свете — это зачем?..

Присматривался и принюхивался к домашним сухарикам из черного хлеба с солью. Не могли ему объяснить, шо це таке. «Брэд визаут вотэ», — отрезала Любочка, насыпая с противня сухари в тарелку. «Олд брэд, — попыталась объяснить итальянцу русская подружка. И подумав, добавила, — крутоны».

«Олд брэд» Ману есть как-то не манило. И крутоны должны быть из белого хлеба. Но попробовал, осторожно, вежливо, чтобы хозяев не обидеть.

Черный хлеб потом стал гвоздем программы. На него намазали икру мойвы — для прикола. С красной и черной икрой как-то не сложилось, а вот такую купили, для палитры вкусов.

Кушанье так понравилось чистому душой итальянцу, что с утра он был замечен в сооружении себе бутерброда: хлеб, икра мойвы и …колбаса.

«Вери велл! Вкусно!»

Под руку ему ничего говорить не стали. Нравится рыба с колбасой — пожалуйста. Гутен морген, доннер ветер. Ешьте на здоровье, приезжайте еще.

(продолжение здесь)

февраль 2013 года

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс