Спустя 4 года снова увидела мастифа

Подход к штанге был долгий, но все-таки он случился. Мы встретились с Таней и Димой, Стивом и Никой. Стив — огромный, как слон, абсолютно невозмутимый. Как и Ника. Собаки, от которых сердце замирает. Не только мое — у всех, кто видел этот величественный проход по парку и дальше, вверх по улице, и дальше, когда они уходили — парами, человек и собака, человек и собака… Они уходили куда-то в свою жизнь, откуда пришли, приехали на большой машине для встречи со мной, специально — показаться, погладиться, сфотографироваться, и куда снова уйдут, ушли после нашей короткой встречи.

Я, конечно же, как дура, не удержалась и спросила, как спрашивают их всегда, каждый встречный-поперечный: а это от природы такая невозмутимость или воспитание? Дима ответил, как отвечает каждому: «Ну конечно», и ответ мог лежать в любой плоскости: и в поле «да», и в поле «нет». Конечно, воспитание, дрессировка, занятия, тренировки. День за днем, час за часом. Но глядя на этих величественных собак ты просто теряешься: это они уж скорей тебя воспитают!

Захотелось ли мне немедленно, пусть не сейчас — а условным завтра, снова взять мастифа и пристроить свою жизнь к теплому мастифячьему боку? Да нет… Не знаю… Скорее нет. Повторить то, что было, не получится, а снова проходить через все это, уже не хочется. Не можется. Снова полюбить бархатные уши и складчатый лоб — и снова расстаться? Нет, нет и нет.

Большие собаки, как и большая любовь, для меня не могут повторяться часто.

Большой кусок жизни — и все-таки фрагмент. А потому — любимый вечно.

12.07.2016

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс